3,5 месяца жизни четырехлетнего ребенка без мамы из-за тети из опеки

22 июня 2015 года, завершилось судебное слушанье по делу поданного иска на отмену приказа за подписью начальника отдела по опеке, попечительству и охране прав детства г. Тюмени, Коваль Н.М., от родителей у которых незаконно изъяли четырехлетнего ребенка уже второй раз и фактически без причины. Суд удовлетворил иск матери и отменил приказ начальника отдела опеки об изъятии ребенка с формулировкой «ненадлежащим образом исполнение родительских обязанностей».

           Ребенок оставлен с матерью. Об этом уже сообщалось  http://olgatorez.livejournal.com/32178.html   Теперь же, считаю необходимым, обратить внимание на подробности этого фактически ювенального вмешательства в семью со стороны государственных структур.

История, помимо нарушений конституции РФ и законов, отмечена еще особым цинизмом. Четырехлетнюю девочку забрали из детского садика во второй раз. В первый раз мать не оповестили об изъятии ребенка вообще, и, лишь,  придя вечером за ребенком в детский сад, она по факту обнаружила, что ребенка нет, а есть сухой ответ воспитателя «ребенка забрали» и закрывшаяся дверь перед лицом матери.

Во второй раз, также забрали из детсада, а мать оповестили коротким телефонным звонком от заведующей: «Ребенка изъяли». И все.

Мать кинулась обзванивать различные структуры, связанные по роду деятельности с социальной сферой, интуитивно понимая их причастность. В ПДН ответили, что ребенка увезли в центр социальной помощи «Мария», мать поехала в этот центр, где получила ответ заведующей центра, Шабалиной Евдокии Анатольевны, что ребенка у них нет. Мать поехала обратно в комитет по делам несовершеннолетних, там ей вновь утвердительно ответили, что ребенок в центре «Мария», она снова звонит в центр, и ей снова отвечают, что ребенка нет.  И только после того, как мать высказала намерение обратиться в полицию с заявлением о краже ребенка, заведующая смерила пыл и  признала, что ребенок  у них и мать смогла  увидеть свое дитя.

Любопытно, в каких инструкциях, методичках прописано столь циничное и хамское отношение к родителям, которые пали под подозрение опеки или ПДН и, которых суд еще ни признал преступниками?? На каких курсах или конференциях обучают такому поведению сотрудников, которые подпадают под юрисдикцию Департамента социального развития?? И, где наши уполномоченные по правам человека?? Все дружно кинулись защищать права ребенка, не только в ущерб конституции РФ, но и в ущерб прав человека, между прочим, родитель, даже попавший под подозрение госорганов - это человек.

 Любопытно еще и то, что госпожа Коваль Н.М. на суде заявила, что центр «Мария», в который поместили ребенка и должен был известить родителя о том, что ребенок попал к ним и, судя по лицу представителей центра, для них это оказалось новостью.

Мать, увидев свое дитя, естественным образом начала выяснять у дочери обстоятельства по которым ее доставили из детсада в приют:  «кто его увез? почему?»  И, кроме того,  возмутилась, что ребенок жевал жвачку, в то время как ему были противопоказаны жвачки вообще, на что девочка сказала: «тетя предложила жвачку, что бы я с ней ушла из садика»… Видимо,  сотрудникам центра «Мария» пришлось не по нраву материнское выяснение подробностей  фактического похищения четырехлетней девочки, и они, ссылаясь на то, что мать пришла не по расписанию (посещения), вызвали наряд полиции и женщину просто выдворили из центра социальной помощи! Кстати,  расписание посещения с 16.00, а на часах на тот момент было 15.40… удивительная точность в соблюдении регламента..

Первый вопрос: «Кто должен отвечать за причиненный морально-психологический вред матери?? И кто должен защищать права человека?? Права матери??

            Кстати говоря, ребенка из детсада в центр «Мария» доставили полицейские, что подтвердила на суде госпожа Пискарева, представитель центра «Мария», т.е. заграничные «сказки» про  изъятие детей с вооруженными нарядами полиции уже и наша реальность, в подтверждении тезиса, вспомним хотя бы некоторые случаи: с ныне покойной Ларисой Шадриной у которой отобрали троих детей сотрудники ПДН и трое вооруженных полицейских, также случай в Ноябрьске, когда у матери вырвали из рук шестилетнюю дочь при выписки из больницы органы опеки в присутствии трех нарядов полиции в полном обмундировании http://r-v-s.su/statia/noyabrskiy-sluchay-ili-delo-bylo-v-g-noyabrske

Далее, на суде и представитель опеки и заведующая центра «Мария» утверждают, что ребенка поместили в центр на реабилитацию. На уточняющие вопросы, что за реабилитация, как проходит и сколько длится по времени, какие инструкции или методички по которым проходят  реабилитации,  кто и как оценивает результаты ее, представители центра и опеки ничего внятного не ответили. Кроме того, что психолог дает некий информационный лист, который не предоставляется родителям, а используется во внутренних целях центра. 

За что решили отобрать, точнее «изъять», как удобнее морочить голову общественности, органу опеке ребенка у матери?? За физическое наказание  ребенка. Что такое сделал ребенок, за что его наказали? Ребенок рассказал стишок с нецензурной бранью и не признался откуда слышал его. После наказания ребенок признался, что услышал в садике и воспитатель подтвердила, что, действительно, мальчик, у которого в семье применяют нецензурную лексику в бытовом общении, также использует матерные слова в садике. Любопытно, с точки зрения органов опеки это должное воспитание? Профилактической меры с той семьей не нужно? Или нужно заниматься только теми семьями кто готов сопротивляться маргинальной среде и воспитывать ребенка в моральной чистоте и приучать ребенка быть честным??

У матери второй раз изымают ребенка и также помещают в центр «Мария». «Естественно» на «реабилитацию» как говорят сотрудники самого центра, где предполагается ее прохождение.  И второй раз, как и первый, «реабилитация» оканчивается опасной для жизни ребенка ситуацией.

В первый раз, когда девочка находилась в центре 2,5 месяца, ей рассекли висок, да так что пришлось везти в больницу и накладывать швы. Второй раз девочку увезли на скорой помощи, а затем и госпитализировали  с подозрением на отравление  после рыбного супа, предложенного детям на обед.

Вот интересно, а подобные случаи подпадают под «угрозу жизни и здоровья ребенка»?? Меры какие-нибудь должны приниматься или только в отношении родителей принимаются по случаю синяков и ссадин??

Причем в подобных случаях сотрудники центра путаются в разъяснениях случившегося с ребенком или демонстративно хлопают дверью перед носом матери, пытающейся выяснить что случилось.

В подобных центрах дети помещаются из разных возрастных категорий, также из действительно неблагополучных семей и как сами говорят работники центра. Воспитателей мало, а детей много и за всеми они не успевают усмотреть. И получается, что у девочки то подозрительные синяки на шее, то царапины и шишки, то раны со швами и отравлениями. И никто не торопится разбираться и искать тех, кто «своими действиями или бездействиями» несет опасность для ребенка. Ведь успели даже, втайне от мамы, оформить на ребенка опекунство на некую госпожу Рязанову, сотрудницу опеки, от имени которой заключили договор  на содержание ребенка в приюте «Мария», также подписали от ее имени соглашение на обработку персональных данных ребенка и т.д.  Только вот ни госпожа Рязанова, ни другие сотрудники центра социальной помощи или органов опеки ложиться в больницу с ребенком после отравления в центре «Мария» не пожелал, к тому же еще и в выходные!

Так в чем помощь, заявленная в уставе организации центра социальной помощи центра «Марии» учредителем которой является Тюменская область в лице Департамента социальной защиты??  Тут-то, матери и удалось воссоединиться с ребенком… на больничной койке...  что называется «не было бы счастья, да несчастье помогло!!»

После выписки ребенка из больницы мать с ребенком отправились домой и надо признать ни опека, ни центр «Марии» ей не воспрепятствовал. Вопрос: так на каком основании ребенка изымали?? Или причина, по которой изъяли ребенка месяц назад, улетучилась вместе с детским несварением желудка??!

Впрочем, в первый раз после отобрания, ребенка также вернули матери только после того, как шрам  на лице зажил. И складывается странное ощущение, что ребенка возвращают незамедлительно после неких эксцессов, которые могут повлечь за собой серьезный скандал и подачу исков в суд и прокуратуру о халатности и о  «..действиями и бездействиями..». Ничего себе «реабилитировали»!

И здесь вопрос,  почему из семьи ребенка забирают из-за приверженности этой самой семьи к традиционным мерам воспитания, называя это «опасной/трудной жизненной ситуацией» или «не исполнение родительских обязанностей». И даже осуждают родителей за побои по статье 116 УК РФ,  и почему после получения серьезных физических травм, не говоря уже о травмах психологических в отрыве от матери и от привычной домашней обстановки центр социальной помощи «Мария» не несет никакой ответственности и никакого наказания??! Даже если факты травм зафиксированы документально, а также зафиксированы расхождения в показаниях сотрудников, то девочка упала сама, то потом, оказывается, что ей мальчик зарядил телефоном в висок, что также странно.

Только вот после подобных «реабилитаций» кто и как должен восстанавливать ребенка и физически и психологически и за чей счет??

Кстати, на прямой вопрос кто определяет необходимость этой самой реабилитации ребенка начальник отдела опеки Коваль Н.М., не ответила. Подчеркнем, что сотрудники органов опеки и попечительства не эксперты, не психологи и не педагоги, а всего лишь чиновники. Т.е. чиновник решает судьбу ребенка?? Или все же суд должен определять была ли совершена жестокость в отношении ребенка или нет??

 Но в суд опека не торопится, зачем бежать туда в течении семи дней после отобрания, зачем уведомлять прокурора, как предусматривает статья 77 СК РФ, а кого тогда будут содержать в центре «Мария» с, никем не ограниченным сроком пребывания, порой по нескольку месяцев? Ведь туда детей помещают временно с момента отобрания и до решения дальнейшей судьбы ребенка. Главное заключается в том, что если отбирать, согласно статье 77 СК РФ, то это возможно сделать только с санкции прокурора,  либо постановления Администрации города. И эту санкцию могут дать вышеуказанные представители органов власти, только в том случае, если действительно сложилась в семье губительная обстановка для ребенка,  угрожающая его физическому и психологическому здоровью или когда никакие другие меры не улучшили положения семьи и необходимо отобрать. Ведь просто так подставляться мэрия вряд ли захочет. 

И тогда  «гениальная схема» по освоению бюджета выделенного на социальную сферу применима в случаях как бы «временного изъятия» с формулировкой «мы за биологическую семью! Отбирать не хотим», а только «заставляем родителей испугаться и исправиться».  Не отбираем, а изымаем – формулировка разная, мера ответственности иная, а суть одна, ребенка оторвали от родителей! Красиво, правда?! И лукаво…и в нарушении российского законодательства.

Для помещения ребенка в подобные учреждения необходимо заключить с ними от имени родителя или опекуна договор на оказание услуг на сумму 0 рублей. Понятно, что договор необходим для отчетности деятельности центра и, если центр находится под управлением Департамента социального развития, то финансирование идет из государственного бюджета и видимо выделяется финансирование за каждого вновь поступившего ребенка. В связи с этим напрашивается один простой вопрос: «Так может вся эта возня с необходимостью «реабилитации»,  у которой нет ни четкого инструктажа, ни четких целей, ни четких границ и сроков, ни конкретных открытых документов по результату прохождения реабилитации ребенка,  создана для того, чтобы подобные центры не пустовали?? Чтобы в них постоянно шел кругооборот деток,  попавших в неподдающиеся четкой юрисдикции «трудные жизненные ситуации»?  Чтобы у психологов была занятость, ведь подобные центры могут лишь рекомендовать посещать их психологов и многие родители игнорируют эти рекомендации, а когда их дети становятся, фактически, заложниками этих заведений, естественно,  родители становятся более покладистыми.  

Странное еще и то, что может подтверждать выше приведенный тезис о «круговороте детей», что, к примеру, после того, как была получена экспертиза на предмет обнаруженных синяков на теле девочки, изъятой опекой у матери, не было предъявлено никаких обвинений матери. Хотя угрозы о лишении ее родительских прав все же поступали от начальника отдела опеки. А ребенок продолжал бесцельно находиться в приюте, мать продолжала бегать в приют к дочери по расписанию, психолог продолжать проводить повторяющиеся из раза в раз идентичные процедуры и замкнутый круг получил возможность разомкнуться только после того, как  родители обратившись к общественникам и к адвокатам  подали на  органы опеки иск в суд. И только в суде Коваль и предоставила некий приказ, согласно которому произошло изъятие с формулировкой «ненадлежащим  образом  исполнение родительских обязанностей», хотя по закону она должна было предоставить документы об отобрании с самого начала, а не в зале суда, т.е. вынужденно. И теперь, когда суд встал на сторону семьи, может быть представители опеки и приютов пересмотрят принципы своей деятельности??

P.S. Еще хочется отметить новшества, которые вошли в нашу жизнь, теперь за физические наказания, т.е. за шлепки и подзатыльники любого родителя могут осудить по ст.116 УК РФ. За применение насилия без последствий для здоровья. А после этого на родителя к примеру,  наедут второй раз и будут апеллировать к его судимости и качать права, что и происходит практически повсеместно уже и у нас в Тюменской области в частности. Родители будьте бдительны и изучайте законодательство Российской Федерации и не боритесь самостоятельно со своей бедой, а обращайтесь за помощью к общественности.

Комментарии (0)

    240x400

    Афиша

    Закат советского авангарда. Дмитрий Шостакович

    В начале 30-х годов в СССР происходит резкое сворачивание советского авангарда — уникального течения в различных сферах искусства — литературе, живописи, музыке, архитектуре и т. д. По сей день идут споры о причинах его бесследного исчезновения.

    Роман Томаса Манна "Волшебная гора"

    Волшебная гора - роман о времени. Если вас когда-то попросят описать время, а уж, тем более, написать рассказ или повесть, то, скорее всего,от такой просьбы впадете в ступор. А тут целый роман, да в двух частях.

    Филармония снова устраивает конкурс!

    Тюменская филармония ждет друзей и любителей высокого искусства. Вот такое сообщение Тюменская филармония оставила для своих поклонников.

    Философия развития в произведении В. Гюго "Собор Парижской Богоматери"

    «Вот это убьет то». Это название одной из глав произведения Гюго «Собор Парижскрй Богоматери». В этой главе к отцу Квазимодо Клоде Фролло приходит королевский медик Туранжо. Фролло говорит следующее:

    Торжество надтекста! — о новом спектакле театра Кургиняна

    В четверг, 26 марта 2015 года, в московском театре «На досках» состоялась премьера. Спектакль «Экзерсисы», поставленный главным режиссером театра Сергеем Кургиняном, явил себя зрителю как акт бескомпромиссного реформирования театральной практики как таковой.

    240x400